Интерьеры 60-х: “Гарнитуры ещё попадались без очередей – некуда было ставить и дорого, а за хельгой стояли месяцами”

О мебели, которая покупалась один раз на всю жизнь, открытках от месткома, финских гарнитурах и дефицитной хельге вспоминают читатели канала "Московские истории".

1960-е. Огромные коммуналки. Зарплаты маленькие. Люди примерно одинаково бедны, но начали потихоньку получать отдельные квартиры. Поэтому покупка чего-то более-менее дорогого – пальто, костюм, телевизор – это всегда событие. Такая покупка даже обмывалась, чтоб долго служила или хорошо носилась – была такая традиция. А уж покупка мебели – это событие вдвойне.

Покупалась она один раз и на всю жизнь. Диваны, кресла, стулья перетягивались, шкафы, столы, тумбочки ремонтировались – для этого были специальные мастерские, и мастера на дом выезжали. Мебель, особенно комплектная, да ещё и импортная, была всегда страшным дефицитом. В 1978 году я покупал жилую комнату (то есть полный комплект – мягкая мебель и стенка). Тогда это продавалось только по открытке месткома, которую можно было получить на предприятии в качестве вознаграждения за хорошую работу. Либо доставали у тех, у кого открытка была, а мебель не требовалась. Такого человека надо было еще найти.

Интерьеры 60-х: "Гарнитуры ещё попадались без очередей - некуда было ставить и дорого, а за хельгой стояли месяцами"

Еще была хельга – вещь функциональная и, конечно, дефицитная. Тут тебе и сервант, и ящики для ложек-вилок, и нижние ящики для посуды, а по бокам два шкафа. К тому же это было красиво: из хорошего дерева, полированная, с какими-то металлическими деталями по периметру и по бокам.

Тугрик

В 1956 году или около того мы купили югославские (!) стулья. В обычном мебельном без открыток! Фигурные, полированные, полумягкие, с обивкой гобеленом. Изготовлены они были очень качественно, в том числе нижняя, тыльная сторона сидений. Помню штамп "Риека".

В 1962 мать получила премию от далекого завода за "внедрёж". Прислали переводом по почте сразу 3000 р. на всех – без всяких бухгалтерий. Из них матери досталась 1000 рублей. А в мебельном как раз стоял финский гарнитур – сразу в столовую и спальню. Без всяких очередей, но только целиком! Стоил он 1200 р. Мать срочно продала почти гамбсовские югославские стулья и купила финский модерн (прямоугольные линии, массив). Он занял всю комнату, но кровати никак не помещались. Пришлось их оставить, мать чуть не плакала. Конечно, в Финляндии это была мебель для небогатых. Но у нас это был последний писк. Сервант и комод из нашего гарнитура показаны в фильме "Легкая жизнь" и в других. Видимо, "Мосфильм" закупил.

Нашел кадры из "Легкой жизни"(1964) с нашей мебелью:

Интерьеры 60-х: "Гарнитуры ещё попадались без очередей - некуда было ставить и дорого, а за хельгой стояли месяцами"

Тогда в московских промтоварных появлялись импортные качественные товары из соцстран и Финляндии. Гарнитуры целиком ещё можно было купить без очередей, потому что некуда было их ставить и цены останавливали. А как пошло расселение, так всё изменилось. За "хельгой" действительно стояли месяцами, как в фильме "Взрослые дети". Она почему-то стала символом достатка, хоть и была громоздкой и неподъёмной. Та финская мебель у нас стоит до сих пор, и стулья ( очень простые) не расшатались. А на польскую мебель все жаловались – быстро разваливается.

Еще про старые интерьеры: "Мама на слоников чертыхалась и называла их жутким мещанством", "Муж ушел гулять с собакой, а вернулся с каретным сундуком XIX века".

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Дизайн для дома